?

Log in

Предыдущая запись | Следующая запись

В раздевалке тренажёрного зала слышна музыка — так и должно быть — и лязг железа. Шум фоновый, если не прислушиваться, то мозг его отключает, и он исчезает. Ко мне подходит тетушка и доверительно говорит:

- Как будто вилками-ложками гремят. Правда, похоже? Как столовая.

Мне такое никогда и в голову не приходило.

- Наверно, похоже, - рассеянно отвечаю я и продолжаю одеваться.

- Так гремят, так гремят, - продолжает фантазировать тётушка, - даже есть хочется!

- Так сходите поешьте. Тут внизу, на этаже, как раз столовая.

- Как? - тётушка так искренне изумляется, что разговор становится мне интересен. - Как это? Поесть?

- Ну да. Я вот собираюсь. Сейчас схожу и поем. Пойдёмте.

- Но как же это, как же? Как же есть? А зачем же мы сюда тогда ходим? - она не верила в то, что я предлагаю это серьёзно. Как будто я толковала о том, что неплохо бы стащить розовые гантельки из зала и расписывала ей свой хитрый план.


- Что же тогда, вообще не есть? - удивилась я. - Я сегодня и позавтракать не успела, а сейчас уже обед.

- Ну это как-то... Нет, ну как так?

- Тренера же ходят. Мне эту столовую они показали. Там вкусно кормят.

- Да, тренера у нас худенькие, - вздохнула тётушка, пытаясь влезть в джинсы, и недоверчиво покачивая головой.

- Ну, я пошла, - сказала я, и пошла, оставив её слушать стук виртуальных вилок. В столовой никого не было. Я взяла суп и стала смотреть на дверь. Мне почему-то казалось, что она всё-таки придёт. Но она не пришла.

К лету столовую закрыли. Я зашла туда после очередной тренировки, и повар сказала мне:

- Сегодня я вас накормлю вкусно как никогда. Мы закрываемся.

Я съела всё, что она дала, и даже купила шоколадку, чтобы у них продалось побольше.

- Мало ходят, - жаловалась повар. - А летом и вовсе не придут.

- Так там же наверху спортзал большой, народу полно. Они разве не заходят?

- Нет, от вас только тренера едят. Больше никого. Яна, Настя — такие худенькие.

- А знаете, - рассказала ей я, - я даже как-то уговаривала женщин к вам заглянуть. Не пошли — боятся потолстеть.

- Теперь закроемся, пусть худеют, - ядовито сообщила повар и пошла мыть тарелки. Она работала там одна — на всех должностях сразу. Вес у неё был хороший, хотя странно говорить такое о весе.

Разработано LiveJournal.com